На главную страницу проекта
Написать отзыв
Прочитать отзывы
Акции 6 лет
За шесть лет изменилось очень многое.
Не изменилось одно — газета «Акция» все также независима и пишет только то, что нравится ей и ее читателям.
Культовые журналы эпохи
Спецпроект, приуроченный к шестилетию «Акции», мы решили посвятить шести культовым журналам новейшей российской истории. Журналам, которые молодежь цитировала (и цитирует), хранила в стопках (и до сих пор хранит) и передавала из рук в руки, зачитывая до дыр (да и сейчас передает и зачитывает).
«Ровесник», «Птюч», «ОМ», «Столица», «Fакел», Rolling Stone
Слово редактора
Фото: Норвежский Лесной
Сергей
Мостовщиков,
главный редактор журнала «Столица»
От редакции: Сергей Мостовщиков написал это слово редактора для последнего номера «Столицы» в декабре 1997 г. Как известно из курса новейшей истории, еженедельником «Столица» так и не стала. В новом 1998 г. все вдруг прекратилось, без предупреждения и неожиданно для всех.
О «Столице» вспоминают
 
Сергей Мостовщиков (прошлое: главный редактор журнала «Столица», настоящее: главный редактор журнала «Крокодил» Иван Охлобыстин (прошлое: редактор журнала «Столица», настоящее: священник храма Николая Заяицкого)
В 1997 году мне должен был стукнуть двадцатник — возраст, казавшийся тогда очень солидным. Самые бодрые из сокурсников уже вовсю строили карьеры, а я даже смутно не представлял себе хотя бы область приложения своей энергии. Одно я знал точно — что я никогда не буду экономистом, хотя судьба в лице родителей забросила меня именно на эконом-fuck. И вдруг… В первых же числах своего юбилейного года я обнаружил в почтовом ящике нулевой номер журнала «Столица». Я прочитал его залпом, от корки до корки. А когда закрыл последнюю страницу, почувствовал странное умиротворение — теперь я точно знал, чем я хочу заниматься в жизни. Я должен писать. Я должен публиковаться. Я должен стать журналистом. И я точно знаю, что я не единственный, чья трудовая биография пошла по журналистской синусоиде именно благодаря «Столице».
Неправильное издание
Отец Иоанн (Иван Охлобыстин): До 1997 года я никогда не занимался журналистикой и вообще был далек от массмедиа. И тут мне позвонили Яковлев и Павлюченко (боссы ИД «Коммерсант», финансировавшие «Столицу». — Ред.) и сообщили, что собирают уникальный печатный проект. Отличие «Столицы» от прочих изданий в том, что она была интровертна, в то время как все издания экстравертны по определению. Яковлев и Павлюченко перевернули с ног на голову сам принцип журналистики, и это было круто. Я сразу согласился. На том отрезке времени, когда бум печатных изданий, вызванных появлением гласности в стране, сошел на нет и журналисты всех уровней, успев привыкнуть к безумным гонорарам, славе и прочему, весьма тосковали на безрыбье, Яковлев и Павлюченко создали совершенно фантастические условия для работы журналистов проекта. Таких материальных благостей не было ни до, ни после ни в одном издании. В эпоху, когда только появились пейджеры, мы уже ходили с сотовыми телефонами, подаренными нам редакцией. В принципе, я убежден, что это и сгубило «Столицу».
Рассвет над «Столицей»
Прочитав один раз «Столицу», невозможно было забыть этот журнал. С его лубочно-митьковской графикой и почти гиляевской тематикой он был равноудален как от провокационно-неформальных и бравирующих глянцем «Птюча» с «Омом», так и от остальной серо-желтой печатной массы. Городского журнала до него не было (а если был, то очень давно). Абсолютно неинформативные с потребительской точки зрения, но честные и милые авторские репортажи о езде по ночной Москве чередовались в нем с байками о городских сумасшедших, воспоминаниями машинистов метро и «недружескими шаржами» на памятники им. Зураба Церетели. Андрей Колесников, будущий автор книг про Путина, писал в «Столицу» о разрисованных мобильниках, Катя Метелица, будущая создательница «Дневника Луизы Ложкиной» (наш ответ Бриджит Джонс. — Ред.) — о современных сказках и городском фольклоре, а Валерий Панюшкин, будущий биограф Ходорковского, скрупулезно докладывал о том, как сыграл роль ангела в клипе группы «Алиса» на песню «Трасса Е-95».
Отец Иоанн: Надо сказать, что счастье того времени было для меня, конечно, обусловлено еще и тем, что коллектив собрался просто восхитительный. Там работали по-настоящему хорошие люди, фанаты своего дела. Я до сих пор вспоминаю Катю Метелицу, а на недавних похоронах Александра Мостовщикова я плакал, кажется, сильнее, чем на похоронах собственного отца. Я многому научился у него — впрочем, это было одним из элементов кайфа работы в «Столице»: мы все учились чему-нибудь друг у друга.
Столичный экспресс
Популярность нового издания росла как снежный ком. При полной отсутствии желтизны и вообще любой сенсационности «Столица» стала массовым изданием с тиражом в 150 тыс. экземпляров.
Отец Иоанн: В «расцвет» 90-х годов, когда родилась идея (и первый номер «того самого» журнала «Столица»), в России уже де-факто закончилось расслоение общества, появился пресловутый ныне middle-class, буржуазия. Последний термин до сих пор не лишен в бессознательном общественном какого-то негативного оттенка, а десять лет назад обнищавшее большинство (подавляющее) вообще воспринимало всех не оборванцев как беспринципную сволоту. Прикол в том, что, с точки зрения такого персонажа, экипажи двух проезжающих мимо танкообразных джипов-«круизёров» с тонированными стеклами были ментально равны, хотя в одном ехал Кинчев с Панюшкиным, а в другом — какой-нибудь урка в наколках, с новой шестеркой в голде и битой под сиденьем. Неудивительно, что интеллектуальная часть внезапно обогатившихся чувствовала себя, мягко говоря, неуютно. Эта новая прослойка мучительно нуждалась в своей среде. Им равно претили подворотни/лавочки с портвейном (места скоплений люмпен-интелей) и развлекательные комплексы «Метелица» и «Новый Арбат, 21». В пером случае — потому что они могли позволить себе куда большее, во втором — потому что песня «Таганка» достала их еще сильнее, чем портвейн. Однако такой среды не было. Вообще. Ее надо было создавать. Именно поэтому «Столица» в 1997 году стала называться полностью «Столица. Городской журнал». Этот самый городской журнал стал рассказывать обо всём, что было интересно людям не старым, не глупым и не потерявшим вкус к жизни.
Из Интернета: Там (в ИД «Коммерсант». — Ред.), похоже, решили, что являются свидетелями исторического момента — рождения на свет российского (точнее, московского) яппи, а потому наняли на очень хорошую зарплату очень хороших журналистов и дали им в руки журнал. <…> Тут, на страницах «Столицы», все мы братья и сестры — и взяточник-гаишник, и лицо небритой национальности, и бабуся, жертва «МММ», и крутой на «мерсе», который, оказывается, стихи пишет... все человеки. Единственно, кстати, возможная позиция по отношению к миру для яппи в нынешней России. И она была найдена.
В отличие от самого яппи.
Журнал с первого номера стал пользоваться популярностью. Но его читали совсем не те, для кого он издавался. Те именно, кто еще не превратился в яппи. Не бабочки — гусеницы. Поэтому в «Столице» им многого не хватало. (© Михаил Дубровский, www.russ.ru).
Отец Иоанн: Вообще люди удивительно быстро привыкают ко всему хорошему. При всей моей любви к тому, что происходило в «Столице», я должен сказать, что для меня развязка была очевидной. Сотрудники утратили характерное для журналистов вороватое выражение лица, перестали бегать глазками. Они стали солидны и преисполнены осознания собственной крутизны. Так что конец был не за горами.
Бамс! (о московский асфальт)
«Столица» умерла на пике своей славы, ровно через год после выхода первого номера. Точнее, не умерла, а просто перестала быть — люди, давшие на проект денег, развившие его, сами же его и закрыли.
Отец Иоанн: Всё это логично. Как я уже говорил, для меня подобный финал был очевиден. Возможно, есть часть вины и на боссах, которые закормили сотрудников, но в первую очередь мы были виноваты во всём сами.
Мы стали слишком шикарны, у нас появились поклонники. Еще немного, и они стали бы организовывать кружки и секты, а мы — сыто почивать на лаврах. Так что Яковлев и Павлюченко сделали то, что должны были сделать,— такой журнал нельзя делать на сытый желудок. Пусть простят меня мои братья-журналисты за эти слова.
Вместо послесловия
Отец Иоанн. Ладно, открою одну тайну: буквально два дня назад мне звонили Яковлев и Павлюченко. Они сказали, что затевают новый массмедийный проект. Меня уже позвали…
Эпилог
Журналистская присказка: «Что бы ни делал Сережа Мостовщиков, у него получается “Столица”».

А надо вам сказать, получается довольно интересное ощущение. Ведь вот прошел уже год. Шутки шутками, а целый год мы делали для вас этот журнал. Странный, может быть, местами диковатый и с большим апломбом. Но журнал. И целый год.

Рассказывают, за это время выросли уже дети, кто-то безнадежно поумнел, кто-то предал дружка, некоторые стали чаще чесаться и лысеть, другие занялись приседаниями. Многое изменилось, одним словом. А время прошло незаметно. Жалко. Хочется еще.

Но тут уж, видно, ничего не поделаешь. Это последний номер в этом году, и мы теперь встретимся не раньше чем через месяц. Вы маленько отдохнете от нас, мы — от вас. Потому что с конца января, скорее всего, придется встречаться в два раза чаще. Есть у нас такой план, чтобы сделать «Столицу» еженедельником. Так что нам нужно слегка подготовиться и попотеть, но и вам потом мало не покажется.

К тому же, говорят, в связи с Новым годом население совершенно дичает: забывает не то что про чтение, но иногда «мама» сказать не может. Потому что праздник. Один, кстати, из лучших на свете. А и давайте отпразднуем его как следует, а уж когда придем в себя, там и увидимся.

С наступающим вас, и до встречи. Если честно, нам будет страшно вас не хватать. Соврал, интересно, или нет?

Журнал «Столица» издавался с конца 80-х гг. и издается по сей день. Однако этот массмедийный бренд неоднократно менял своих владельцев. На сегодняшний день, когда говорят о журнале «Столица», особенно в прошедшем времени и ностальгическом ключе, подразумевают «Столицу Моста» или «Столицу-97», когда журнал попал во владения ИД «КоммерсантЪ» и собрал под своей крышей всех наиболее ярких представителей московской журналистской и околобогемной тусовок.

Официальным боссом и вдохновителем журнала в тот год были Мостовщиковы, отец и сын. В различных рубриках и проектах засветилось множество известных лиц — от Сукачёва до Кати Метелицы
Выставка
«Культовые журналы»
возможность увидеть и прочитать!
16 — 23 апреля 2007 (с 11 до 23)
магазин «Республика», Москва, 1-ая Тверская-Ямская, 10
Все материалы, опубликованные на портале, охраняются законодательством об авторском праве РФ
По вопросам перепечатки материалов обращайтесь online@akzia.ru
© Холдинг «Акция масс-медиа»


Rambler's Top100 Яндекс цитирования