Логин
Пароль
Запомнить меня
Воскресенье, 23 апреля 2017 г.
  Зарегистрироваться или Войти
Акция назвала «Молодых людей года — 2012»
Тема Политика, общество Экономика, бизнес Реклама, медиа Технологии, наука Образ жизни Entertainment Карьера
О проекте Контакты 50 работодателей мечты Молодые люди года 2011 PDF-версияFacebookLiveJournalАкция.ОбменникRSS
Зачем помнить Сергея Курёхина
Александра Котлова , 14 июля 2011
фото: Екатерина Буканова
kurexin
9 июля в магазине «Дом культуры» состоялся круглый стол, посвященный памяти советского музыканта-авангардиста Сергея Курёхина. Со дня его смерти исполнилось 15 лет. В беседе приняли участие не только друзья и коллеги Сергея, поделившиеся воспоминаниями, но и журналисты, оценившие вклад Курёхина в развитие отечественной рок-музыки.
Сергей Анатольевич Курёхин
Сергей Анатольевич Курёхин — музыкант-авангардист, джазовый музыкант, композитор, аранжировщик, актёр, создатель и руководитель группы «Поп-механика». читать полностью >>

Модератор круглого стола:
Александр Кушнир— журналист, музыкальный продюсер, автор книг о советской и российской музыке.

Участники:
Сергей Летов— российский музыкант, саксофонист, импровизатор, основатель музыкального издания «Пентаграмма». Старший брат Егора Летова («Гражданская оборона»).Работал с многочисленными группами и музыкантами, в том числе Сергеем Курёхиным и его проектом «Поп-механика».

Артемий Троицкий — журналист, музыкальный критик, один из первых пропагандистов рок-музыки в СССР, член жюри и организатор многочисленных концертов и фестивалей, один из ведущих специалистов по современной музыке в России.

Андрей Гаврилов— музыкальный журналист, основатель лейбла SolydRecords, на котором выходили записи Курёхина, музыкальный издатель. В 1980-х Андрей Гаврилов писал статьи озападной рок—музыке как для газет и журналов, так и для аннотаций к грампластинкам фирмы «Мелодия». В настоящий момент сотрудничает с «Радио Свобода», вместе с Иваном Толстым ведет программу «Поверх барьеров».


Александр Липницкий—советский и российский культуролог, деятель русского рока, бывший музыкант групп «Звуки Му» и «Поп-механика», режиссёр, телеведущий.C 2010 года ведет программу «Содержание» на радиостанции «Финам FM», посвященную русскому року.

Юрий Сапрыкин— музыкальный критик, журналист, бывший редакционный директор «Афиши», в настоящее время главный редактор портала Slon.ru

Фото: Екатерина Буканова

Сергей Летов: Очень важное, что я хотел бы сказать, что у меня в жизни было очень острое переживание на сцене, когда я был готов умереть, вот еще чуть—чуть, и сердце находиться где—то в горле, оно вот—вот выпрыгнет, и еще секунда и я умру. Губы это уже фарш, я все искусал, все в крови. Вот до такого состояния меня на сцене доводили только два человека: это мой брат, Егор Летов, и Сергей Курёхин. Вот они могли, излучая очень солнечную, радостную собственную энергию, так энергетически простимулировать всех присутствующих на сцене, что они забывают о принципах самосохранения, какой—либо музыкальности, о чем угодно, они постараются прыгнуть выше головы, преодолеть все, что возможно. И на самом деле после окончания концерта вот это ощущения радости, праздника, такого катарсиса, оно сохранялось. И проходил час, два, три и внутри все клокотало.

Александр Кушнир: Юр, все—таки, почему вот десятки московских музыкантов выступало за «Поп-механику», много питерских музыкантов выступало за «Поп-механику», и никто так знамя и не подхватил и почему 15 лет такая вот пустыня, после смерти Курёхина?

Юрий Сапрыкин: Это вообще очень странный вопрос. Я вот сижу, разглядываю полки с DVD и с книжками, вот можно взять любую коробку и задать этот вопрос: а вот поэт Введенский, что же никто его знамя не подхватил? А вот Высоцкого уже 30 лет с нами нет, и никто знамя так и не подхватил. Это великая тайна, это тайна гения, когда вдруг рождается человек, которому, прости господи, Бог ладошку на затылок положил, и объяснить это невозможно, ни до, ни после, ничего подобного не было. До Курёхина тоже это знамя никто не нес, не то что бы он у кого—то его подхватывал, это просто уникальный феномен, которого нам просто выпало счастье быть свидетелями, современниками, радоваться надо. А что касается каких-то возможных причин и объяснений происходящего— и я, и Артем, и Сергей часто упоминали слово «инструменты», что музыканты были для него инструментами, и художники были для него инструментами. Тут же штука вот в чем: большинство творческих людей, они ведут какую-то свою тему, хорошо, если она своя, хорошо, если она вообще имеется и можно ее подсветить. А для Курёхина вопрос в том, какая его тема, про что он, я думаю, на него ответить было бы сложно, потому что у него была совершенно гениальная, невероятная широта взгляда, позволявшая все эти темы — человеческие, музыкальные, культорологические, философские, такие-сякие — замешивать в огромный невероятный оркестр, он дирижер жизни.

Фото: Екатерина Буканова

Артемий Троицкий: Я вспомнил отличную шутку насчет того, чего Курёхин хотел. Он мне однажды рассказал, он вернулся из Америки в очередной раз, делился со мною впечатлениями и в частности рассказал, что в Америке он видел телепрограмму, причем, естественно, нравоучительного свойства про Кадафи, который тогда еще был в максимальной силе. Показывают какой-то праздник в Ливии, Кадафи стоит на пьедестале, а вокруг него парады и так далее. И вот он машет правой рукой — у него над головой пролетает эскадрилья, машет левой рукой — и идет шеренга беременных женщин типа такие беременные ливийки, и что—то еще он мне описал из репертуара Кадафи и массовых праздников и говорит: вот это — идеальная поп-механика, вот кому я позавидовал. И, в общем-то, понятно, кем хотел быть Курёхин на самом деле — он хотел быть Богом. Сто процентов, он хотел быть Богом, и для этого у него были определенные задатки. Вот, к сожалению, не все.

Летов: Я очень кратенько хотел бы ответить на тот вопрос, почему Курёхина нет сейчас, такая метафора: если искусство это борьба, то можно представить это в виде копья, в котором художник — это наконечник копья, а древко копья — это то настроение в обществе, которое и делает возможным произведение искусства. Так вот сейчас ситуация, когда наконечники у копей остались, а древка нет. Это такое нынешнее состояние искусства, это ситуация для археологов, для которых наконечники копья — это то, что остается, а копья как такого нет, потому что в обществе усталость, пассивность, все надоело, официальная идеология не вызывает ни протеста, ни принятия, она вообще ничего не вызывает, вот поэтому сейчас и невозможны такие явления, как большая поп-механика.

Троицкий: Если ты и дальше будешь так высказываться, то я отсюда уйду. У меня вызывает массу протеста то, что происходит — и идеология, и политика, и все остальное, я думаю, еще у огромного количества народа это вызывает очень сильные негативные чувства. И говорить, что вот мы все апатичные, эти ваши джазмены авангардные, вот да, это команда имени Юрия Бутмана, обслуживает правящую элиту на фестивале «Усадьба. Джаз» и играет свою музыку на корпоративах, вот это да, вот это современный российский джаз. К счастью, есть и другие вещи в стране.

Летов:Вообще, Артем, ты что-нибудь за пределами того, что по телевизору показывают, знаешь?

Троицкий:
Знаю.

Михаил Метропольский:
Смотрите, довольно серьезный разговор затеял Александр. И мне кажется, что не стоит в этом разговоре переходить на ерунду. Как говорил один из моих больших учителей, человек, который создавал в этой стране первую систему подготовки импровизирующих музыкантов, Юрий Павлович Козырев, в действительности все абсолютно не так, как на самом деле. Это имеет прямое отношение к Курёхину, я попытаюсь буквально одним словом обозначить, на мой взгляд, почему нет такой фигуры сейчас, это очень близко к тому, что говорил Сергей. Дело в том, что фигуры такие появляются действительно очень редко и очень часто сообразно своему времени. Время сейчас такой фигуры не требует, а вот тогда требовало.

Фото: Екатерина Буканова

Кушнир: Среди вас сидит человек—легенда, посмотрите по сторонам. Внимание, сюрприз: человек, который играл, наверное, со всеми ленинградскими группами и выступал на фестивале «Тбилиси—80», играл в приличном количестве:«Поп-механика», CrazyMusicOrchestra, это Александр по кличке «Фагот».

Александр Лепницкий: Замечательно все, что сейчас происходит. Действительно фигура музыканта, и культурного деятеля, и политического, фигура совершенно неоднозначная, это уникальное явление. Я один из первых, кому посчастливилось играть вместе с Сережей, у нас тогда было трио современного джаза. По дороге сюда мне вспомнился один такой случай, мы приехали в Тбилиси на какие-то концерты, поселились в гостинице и, поскольку мы ездили втроем, а номера были или двойные, или одинарные, то, как руководитель коллектив,а Анатолий Ампиров (мало того, что он руководитель, он еще ужасно храпел, невозможно было) занимал одинарный номер, мы жили с Сережкой вдвоем. И вот мы приходим, занимаем номер, а в нем воткнута в розетку трансляция, оттуда доносилась чудесная маршевая музыка, все как надо — 81 год. И мы, значит, бросаемся к этой розетке, выдергиваем шнур из этой штуки. Ну, потом все как обычно, идет концерт, мы после концерта приходим, уже после банкета, ложимся спать, никто на эту точку не обращает внимания. Утром, в шесть утра, нас будит невероятно громкая маршевая музыка и голосом Левитана: «Сегодня, по просьбе афганских товарищей наши войска вступили в Афганистан». Из неработающей точки радио. И, собственно, к чему вся эта история, Сережа сказал: «Так, пора». В этом «пора» все и вся «Поп-механика», и ритм, в общем, вся дальнейшая история всего хозяйства.

Кушнир: Один вопрос, чтобы тебя не мучить: ты был в «Аквариуме» до Курёхина, ты был в «Аквариуме» во время и после Курёхина, правда ли, что Курёхин изнасиловал группу «Аквариум»?

Лепницкий: Я уже говорил в каком-то интервью, только не обижайтесь.«Аквариум» просто не выдержал такого серьезного оппонента, как Курёхин.

Кушнир: Просто, чтобы всем было понятно, что ты имеешь в виду? Почему «Аквариум» не выдержал такой ноши, как Курёхин?

Фото: Екатерина Буканова

Лепницкий: Потому что Курёхин человек мультимедийный и охватывающий широкий аспект всего, не буду повторяться, достаточно большая фигура, объемлющая не только культуру, но и политика там залезла каким—то боком, он сам не знал, как так получилось. А «Аквариум»вЂ”это не группа, а образ жизни. Вот, собственно, этот образ жизни был немножко мелковат для такого монстра, как Сережа, который танки гонять где-нибудь по сцене и все в таком духе, включая зоосад.

Кушнир: Так получилось, что последние два-три года я пишу про Курёхина книгу. Она основана на сотнях интервью, и во время каждого есть неподдельное ощущение, что интервью совершенно непохоже на обыкновенное интервью, потому что есть такое ощущение, что дух Сергея Анатольевича витает где-то там, и я помню так случилось, что Сергей Летов был первый человек, у которого в 2009 году я брал интервью, и я понял, что все интервью будут совершенно другими, когда в конце Летов достал свой мобильный, зашел в базу и сказал: «Слушай, тебе надо взять интервью у…» и продиктовал мне то ли 300 фамилий, то ли 400, то ли 500. И вот так каждый раз происходило. Люди говорят: «А вот с тем-то ты поговорил, а вот у этого надо взять интервью», и никогда в жизни такого не было, что всем, видимо хочется и важно, чтобы о нем узнали побольше. И Александр «Фагот» Александров это типичный пример — я был уверен, что он сейчас в Мюнхене, просто из излишней добросовестности позвонил ему вчера, потому что погода летная, и какое было мое удивление, что он оказался в Москве и я очень рад и счастлив, что ты здесь.

Давайте теперь каждый скажет самое важное, что бы мы хотели сказать про Курёхина, чтобы люди с этим ушли в уме, в сердце.

Фото: Екатерина Буканова

Троицкий: Я хотел бы вернуться к нашему с Александром разговору о том, помнят сейчас Курёхина или нет, и вот то, что ты сейчас сказал о 300-400 телефонах, по которым нужно позвонить, я думаю, это несколько противоречит собственно словам о том, что его забыли. Забыли Курёхина в Москве или нет, я, честно говоря, не знаю. Может быть, в Москве его и подзабыли, тем более, что никогда он в Москву не рвался, карьеру тут не делал и относился к городу, в общем-то, достаточно равнодушно. В Петербурге его помнят все, и у всего культурного Петербурга имеется жесточайшая ностальгия по Курёхину, я постоянно с этим сталкиваюсь и среди киношников, и среди музыкантов, и художников, все его прекрасно помнят и говорят, что как жаль, что сейчас нет Курёхина. И, опять же, по поводу того, востребован этот человек в нашем времени или нет, я считаю, что такие люди востребованы всегда, во всяком случае, если кругом остались еще живые, а не одни мертвецы и зомби, то настоящие буйволы, такие, как Сережа, они нужны, иначе те немногие, кто в живых останутся, тоже сдохнут, если не физически, то морально.

А главное, что я хотел сказать, ему хотелось слишком многого. Ион был прав, надо хотеть многого, как говорилЧе Гевара, надо быть реалистом и требовать невозможного. К сожалению, очень мало у нас людей, которые требовали невозможного, вот Курёхин в этом смысле был одним из них.

Летов: Образ Курёхина больше всего вызывает ассоциаций с Моцартом, такой солнечный юноша. На самом деле этот образ Сергей культивировал искусственно. Вот он был таким жизнерадостным, брызжащим остроумием, шутками, только когда у него были зрители, хотя бы один—два посторонних человека, тогда уже можно было пинки раздавать, подначки, щипаться. А когда мы оставались с Курёхиным наедине, а вообще много ездили вдвоем, и в Екатеринбурге выступали, в Финляндии, вот наедине он был довольно скучным человеком, как многие комики, как Луи Дефинес, например. Довольно мрачным, ноющим, он все время что-то куксился, всё что-то не нравилось, он только пальцы все время ходил и разминал. Но как только добавлялся кто-то третий, он словно преображался, начинал шутить. Вот такой человек двойного темперамента, такой вот он двойной, черно—белый.

Я понимаю сейчас идею Саши Кушнира о возвеличивании Курёхина, но мне бы не хотелось из него, как из многих умерших людей, делать икону, это был живой человек, у которого были и свои достоинства, и свои слабости, и есть вещи, которые я не могу ему до сих пор простить и сержусь на него, несмотря на то, что я ему в жизни очень многим обязан. Это был сложный, противоречивый, живой человек. Когда я первый раз услышал о том, что Сергей заболел и не сможет поехать на фестиваль в Киеве, я подумал, что это очередной розыгрыш, потому что такие истории бывали.

Фото: Екатерина Буканова

Сапрыкин: Когда уходит фигура такого масштаба, как Курёхин, то всегда, помимо видимых и медицинских причин, есть ощущение, что уходит он отчасти потому, что наступает такое время, в котором этому человеку лучше не принимать участие. Мне кажется, что уход Курёхина в 96 году совпал с появлением и воцарением на экранах того, что условно называется старыми песнями о главном. То есть такой эстетики победившего всепроникающего постмодернизма, когда группа «Мумий Тролль», стоя верх ногами, поет песню из кинофильма «Кубанские казаки», а Кобзон, выступая дуэтом с группой «Тараканы». То есть, в каком-то смысле именно в момент ухода Курёхина постмодернистская часть того, что он делал, сталаабсолютно господствующей эстетикой «Первого канала» и до сих пор в какой-то части она ей остается. Принцип перемешивания несоединимого и создания комических ситуаций стало главным принципом поп-культуры на долгие годы. И конечно, то, во что все это превратилось, этого Курёхину лучше было не видеть, слава богу, что он этого ничего и не застал.

Троицкий: Летов сказал, что не надо делать очередную икону, и он абсолютно прав. В этом есть всегда какая-то пошлость. Но я просто подумал, что уж если делать из кого-то икону, то лучше кандидатуры на иконописный лик для нашего времени я себе лично не представляю. Он лучше всех в этом смысле. Я знаю, что Саша Кушнир ничего просто так не делает, и у меня вопрос, почему именно эта фигура и именно в это время?

Александр Кушнир: Я отвечу очень коротко и наивно: я хотел прочитать книгу про Курёхина, и 5 лет назад, и 10 лет назад, и когда брал интервью у сотен питерских людей, каждый третий говорил, что он собирался написать книгу о Курёхине. И я просто озверел от этого, я очень хотел эту книгу прочитать, а они мне ее не подарили, и я сказал, да идите вы, я ее сам напишу.

Опубликовать

Просмотров 4676
Newsland Забобрить эту страницу!

Похожие материалы:


Оставить комментарий

Комментировать
Ваше имя:

Google YouTube акция арест армия арт Великобритания взрыв видео война выборы выставка Германия Госдума Грузия деньги дети Единая Россия ЖЖ запрет интернет искусство кино Китай книга книги конкурс концерт космос кризис любовь МГУ Медведев медиа милиция митинг молодежь Москва музыка наука Наши образование общество олимпиада оппозиция политика праздник президент протест Путин рейтинг реклама Россия сайт самолет Санкт-Петербург секс скандал смерть СМИ спорт студент студенты суд США ТВ теракт терроризм убийство Украина фестиваль фильм фото Франция футбол школа экология экономика Яблоко
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
RSS

Акция Спецпроекты
Тема Политика, общество Экономика, бизнес Реклама, медиа Технологии, наука Образ жизни Entertainment Карьера
О проекте Контакты 50 работодателей мечты Молодые люди года 2011
Свяжитесь с нашей службой продаж по вопросам рекламы и спонсорства на портале.
Все материалы, опубликованные на портале, охраняются законодательством об авторском праве РФ. По вопросам перепечатки материалов обращайтесь по адресу online@akzia.ru.
© Холдинг «Акция масс-медиа» 2001-2017